Модальное окно Модальное окно
Перезвонить Вам?
ЦЕЛЬ ЖИЗНИ - ИДТИ К СВОИМ ЦЕЛЯМ
Почему эксперты считают, что необычные названия должностей мотивируют сотрудников
Почему эксперты считают, что необычные названия должностей мотивируют сотрудников

Сегодня от названий некоторых вакансий просто дух захватывает: работодателям требуются офисные феи, лобстеры маркетинга, генеральные директора парковки и джедаи по программированию. Считается, что необычные названия должностей мотивируют сотрудников. Возможно, это так, но в дело мотивации вмешивается закон.

Профессор Лондонской школы бизнеса Дэн Кейбл, по данным Harvard Business Review, недавно провел исследование и выяснил: переименование должности может стать для сотрудника серьезной мотивацией в работе. Новизна открытия, конечно, вызывает сомнения: в России эту технику использовали еще в 1990–х. Самый классический пример превращения тех лет — из уборщицы в менеджера по клинингу.

«ДП» решил вернуться к этой теме и выяснить у работодателей, пользуются ли они этим приемом до сих пор и как к необычным, порой слишком творческим названиям профессий относятся сами сотрудники и клиенты компаний.

HR на выдумки хитер

Не пиарщик, а бренд–евангелист, не ресепшионист, а директор первого впечатления, не менеджер по работе с клиентами, а мастер добрых дел, не официантка, а кофе–леди — примеров творческого подхода к названиям профессий на рынке труда много. Встречаются даже «офисные феи» и «волшебники по чему–либо».

«Существуют целые компании, в которых корпоративный стиль управления отражает чрезмерную увлеченность руководства игрой или кинофильмом: вместо должностных инструкций — кодекс джедая, должности соответствующие», — рассказывает генеральный директор PR Partner Инна Алексеева.

«Сейчас нестандартные названия вакансий в большей степени используются в стартапах IT / Digital–индустрии. Это там встречаются гуру, евангелисты, каталисты, SMM–лобстер, happy–менеджеры и прочие», — рассказывает Светлана Нефедова, hr–консультант Wyser (международный кадровый холдинг Gi Group). Причина, считает Нефедова, проста — желание уйти от официоза и наладить неформальный контакт с клиентом.

«Парковщик — генеральный директор парковки, офис–менеджер — генеральная хозяйка офиса. Я всегда говорю сотрудникам, что они — гендиректора в своих областях. Это повышает ответственность сотрудников и их производительность», — поясняет Владимир Моженков, бизнес-тренер и член совета директоров группы компаний «АвтоСпецЦентр».

 

«Иногда кандидаты мотивируют стремление к красивому названию тем, что они не могут давать визитки, на которых они всего лишь менеджеры. Иногда работодателям приходится идти навстречу штучному кандидату и называть его должность именно так, как он просит», — рассказывает директор Brainpower Шамиль Исмаилов.

«Я всегда говорю интересным для нас кандидатам, что если им это нужно, то мы можем их официально называть генералиссимусами. Было бы только это на пользу», — подтверждает Ольга Корниенко, вице–президент по кадровой политике ФГИК «Размах».

«Но все же это редкие случаи, — продолжает Исмаилов. — В целом тренд на переименования сошел на нет, и сейчас большинство кандидатов интересуют обязанности и перспективы занимаемой позиции».

Владимир Моженков не согласен с коллегой. Самое важное, считает он, — придумать оригинальное название должности, которое будет нести такую же смысловую нагрузку, как обычное наименование профессии. В этом случае, уверяет эксперт, «должность, правда, становится сильным мотиватором».

Путаница мотиваций

«Каждому иногда приходится заниматься рутиной, а должность SMM–лобстера помогает поддерживать творческий дух», — соглашается Нефедова. Она поясняет: для компаний, перешедших стадию стартапа, необычные названия должностей помогают не быть скучной корпорацией и сохранить дух начинающих предпринимателей–энтузиастов.

«Название должности часто является мощным мотиватором в работе: все хотят быть ассистентами, а не секретарями, не специалистами, а менеджерами — неважно, что без прямых подчиненных», — соглашается Татьяна Дьякова, директор по персоналу Parallels. С ней не согласна Светлана Ярославская, менеджер по продуктовой эффективности кадрового холдинга «АНКОР»: «В 1990–е годы главным трендом в названии должностей было часто неуместное использование слова «менеджер»: по визиткам, по клинингу и т. д. Мы еще слышим отголоски этой тенденции, однако слово «менеджер» в названии должности сегодня уже не может стать мотивирующим фактором для кандидата».

 

«Связь между названием должности и мотивацией сложно оценить: для кого–то это очень критично, кто–то вовсе не обратит внимание. Куда важнее, чтобы все понимали, чем занимается сотрудник и каковы его обязанности», — напоминает Петр Орлов, директор по персоналу Mars Petcare в России. Он приводит пример: если сотрудника приемной переименовать в вице–президента приемной, его мотивация вряд ли возрастет, а вот путаница возникнет.

Мушкетер на пенсии

Некоторые наименования сегодняшних должностей звучат откровенно глупо. Специалисты напоминают: если такие названия почему–то мотивируют сотрудников, то демотивируют партнеров.

«Если вы захотели перемен, придерживайтесь здравого смысла. Не все ваши клиенты и партнеры смогут оценить результаты креатива, особенно слишком пафосные или длинные названия», — напоминает Инна Алексеева.

«Странно, когда HR–менеджера называют менеджером по управлению удовлетворенностью персонала, а маркетинг–директора — директором по удовлетворению спроса, это может даже испугать клиента», — говорит Светлана Нефедова. Впрочем, считает специалист, сами сотрудники часто тоже не хотят, чтобы их должность звучала как–то экзотически: «Им кажется, что это не украсит их резюме и не добавит цены на рынке труда». Да и при закрытии необычных вакансий, например мушкетера продаж, могут возникнуть проблемы. Возможно, потому, что некоторые мушкетеры понимают, что в профессиональных стандартах Минтруда, закон о которых вступил в силу с июля этого года, их нет, а значит, будут проблемы с начислением пенсии (см. «ДП» № 137 от 31.08.2016).